собачка

Испания в июле

Марбелья — это какое-то недоразумение. Высоченные цены на отели, но при этом неухоженный пляж с песком, похожим на строительную пыль, и совершенно непривлекательное море. Сравнимое впечатление произвел на меня когда-то Сочи. Непонятно было, отчего все стремятся туда на отдых.


На Фуэртевентуре уже стало приятнее. Там, конечно, совершенно нечего делать: остров состоит из пустыни и отелей-оазисов. Остается любоваться неземными пейзажами в густо-розовом закате и бодрящим океанским прибоем. Тут мне впервые удалось прочувствовать, что Канарские острова — это все-таки Африка.






собачка

На заре красного террора

На заре красного террора


«На заре красного террора» — это мемуары молодого меньшевика, отсидевшего в 1919–1922 гг. два срока за свои политические убеждения. Начинаются его тюремные похождения весьма задорно и авантюрно, словно игра. Рассказ создает впечатление легких юношеских приключений. Еще не сложилась пугающая неизбежностью и ломающая хребет система, описанная Солженицыным. Чекисты пока работают спустя рукава. Могут ездить на расстрел пьяные, и от них еще убегают приговорённые к смерти. Общественность поддерживает заключенных передачками и деньгами, организуется, чтобы следить за внезапными пересылками. И сами заключенные не сдаются, бурлят, делегируют переговорщиков и старост, ведут споры и дебаты с чекистами и начальниками тюрем, протестуют из-за неудобств и запретов, устраивают голодовки и добиваются облегчений и даже свободы.

В книге практически нет политических размышлений. Они здесь, впрочем, и не требуются. Это не исследование и не памфлет. Громкий заголовок служит, скорее, отражением времени и места издания книги. Аронсон наверняка был оптимистичным и неунывающим человеком. Потому книга его, несмотря на описанный в ней ужас, бодрит и воодушевляет.







собачка

(no subject)

Гнев на лице русского начальника смягчился, и, обращаясь к двум оставшимся [японцам], он что-то сказал, [сложив пальцы так], что ноготь большого пальца плотно прижался к концу указательного. По его виду и без слов можно было понять, что ничего плохого они нашим не сделают.

Хосю Кацурагава. Краткие вести о скитаниях в северных водах.


Ломаю пальцы над замечанием из воспоминаний японского морехода. Получается, русский начальник екатерининских времен показал ok?
собачка

О полете на Кубу




Могу поклясться, что с высоты Гренландия показалась мне зеленой.


Я редко когда гляжу в иллюминатор над Европой, но могу бесконечно смотреть в иллюминатор над Россией. И вот, как я выяснил, от ледников я тоже не могу оторвать взгляд.





В мае прошлого года я летал в Гавану на выставку и деловые встречи. Побывать на Кубе было моей давней мечтой, и тем более я огорчился, увидев нищету и разруху, в которой пребывает остров.

Россия — крепкая хозяйственная девица. Ей изрядно досталось от коммунизма. Она была истерзана и побита, так что, наверное, надолго останется хромой калекой. Тонкую длинноногую веселую кубиночку коммунизм снес, как камаз на полной скорости, переломав все кости.


О поездке на Кубу — klisunov.ru/travel/cuba