Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

собачка

Сегед

В Сегеде чувствуешь себя, будто в самом начале 90-х. То есть, в моем случае, как в детстве. Третий по населению в Венгрии, а такой тихий чистый провинциальный городок. По городу ездят те самые Икарусы, в центральном магазине продаются эмалированные кастрюли с цветочками, жители ездят на велосипедах, советские панельные кварталы, которые тут считаются чем-то вроде гетто, выглядят как лучшие санатории — с балконами с ярко-красными цветами, со свежевыкрашенными заборчиками, с детскими площадками в зелени и деревцами вокруг.

Немного Сегеда.








собачка

Ну и напоследок

Напишите мне, что такое одиночество?

Хочу быть незлобным ягненком,
Ребенком,
Которого взрослые люди дразнили
И злили,
А жизнь за чьи-то чужие грехи
Лишила третьего блюда.

Саша Чёрный.


P.S. Наверное, буду избегать писать что-то очень личное. Я попробовал быть более открытым, но внутри я, видимо, не готов к этому. Описав истории моего детства, позднее мне стало несколько не по себе. Поэтому на будущее, — если, конечно, буду ещё писать о человеческих чувствах, страхах и переживаниях, — ограничусь, пожалуй, безличными и отвлечёнными примерами.
  • Current Music
    Мумий Тролль — Сны
собачка

О страхе

Меня добивают воспоминания. Больше у меня сейчас ничего нет. Но лучше их размышлять, чем мучать всех хроникой умирания.

На вокзале.
Мамаша с короткой стрижкой в дешёвых джинсах оставляет малолетнюю дочку с сумками и пакетами в зале ожидания, даёт ей бутылку с водой и говорит, чтоб та сидела, сторожила вещи, а сама обещает вернутся через пять минут. Девочка игриво улыбается первые минуты, потом начинает молчать, озираться. Время идёт, никто не приходит, в тихом душном зале томятся от безделья совершенно незнакомые люди, другие дети устало и равнодушно обводят её глазами. Когда проходит минут 10-15, девочка перестаёт сидеть на месте, робко отходит от вещей, привставая на носочки и вытягивая шею, старается заглянуть в дальние концы вокзала. Никого. Лишь шаркают чьи-то ноги. Мамаша, может, конечно, курить на улице, болтаться по палаткам, героически выстаивать очередь в уборную, ещё чем-то заниматься, но самой девочке начинает казатся, что её просто бросили. Она, видно, беспокоится, снова возвращается к сумкам, снова отходит, снова выглядывает. Никого. У неё появляются в глазах слёзы, но она пока не решается заплакать во всю силу.
Она уже не может сдержаться. И рыдает. Когда вдруг, вальяжно шаркая шлёпанцами, откуда-то появляется мамаша, беззаботно озирающаяся по сторонам, девочка с криком и плачем вскакивает, бежит к ней и бросается к толстой ноге.


Я сам храню парочку детских кошмаров, подпитывавших страхи о моей ненужности.

Во-первых, когда в три-четыре года папаша угрожал отдать меня цыганам на Тишинском рынке за то, что я не успевал за ним, обходя тот самый рынок (ужасное грязное место такое было). По грязному снегу он повёл меня к какой-то старой цыганке с золотыми зубами, тёмно-синем пальто, и серой шали — форменная баба-яга! — и лишь в последний момент, когда я уже рыдал, как одержимый, он усмехнулся, и мы пошли домой. Но ещё некоторое время он, на его взгляд, вероятно, весьма ловко, стращал меня ею, когда я не хотел есть или что-то делать ещё.


Вообще страх у меня первым делом убивает аппетит и всякое желание чем-то заниматься. Я бы мог даже выстроить своебразную «пирамиду страхов Клисуноу», где голод обозначился точно в районе вершины.

Во-вторых, когда в том же возрасте он всё-таки оставил меня одного. В Парке Горького в День Победы он посадил меня за столик на передвижной солдатской кухне, где принёс мне тарелку гречки, а сам ушёл. Когда я съел, то увидел, что никого нет. Я в слезах бегал между ветеранами с цветами и снующими там и сям солдатами по всему парку. Наконец, когда я нашёл его, он только посмеялся.


Остальные истории все примерно в том же духе, эти — самые запомнившиеся. Вообще о наших с ним отношениях я не хочу ничего писать.
Главное — это страх. Быть ненужным и бесполезным. Потерять и потеряться. Вкупе с моей доверчивостью и тупой честностью я могу оказаться весьма уязвимым. Во избежание этого, вероятно, мои друзья и близкие никогда не образовывали круг, а умещались в гораздо более простые геометрические фигуры.

Я даже не переношу и не понимаю никаких шуток и намёков на эту тему. Никаких заигрываний. Видел в Крыму несколько лет назад другую мамашу. Она шла с мальчиком лет пяти-шести по улице, резко и порывисто таща его за руку. Он хныкал, они очень быстро шли. Наконец, она встала, повернулась к нему и рявкнула, чтоб он замолчал и перестал её доводить. И что, когда она умрёт, он нафиг (скажем так) никому не будет нужен. Так что должен заткнуться и идти. Он испугался, но замолчал.

Пожалуй, пока на этом остановлюсь.
А то перечитал, и получается, что «такие злые все, и добрый только я».

P.S.
Я выиграл в бесконечную игру «Числа»!
Количество строк — 29

Пока ещё голова работает всё же. Хотя и больно ей.
  • Current Music
    Мумий Тролль — Так страшно умирать
  • Tags
собачка

Рвать ткань

В дошкольном возрасте я стал свидетелем следующей истории.
Пьяные мужики не поделили мятые деньги за серым трухлявым деревянным столом и передрались. Одному полоснули горлышком от разбитой бутылки по горлу, но не серьёзно, он остался жив. На следующий день друзья последнего решили отомстить одному из партии застольных противников. Я катался на качелях, в песочнице возились прочие дети, в том числе, вероятно, потомки пьяных отцов. Группа из пяти-шести мужиков стала мутузить парня на глазах у всех. Мне было страшно и жалко его. Его били с криками, он сопротивлялся, после его пырнули ножом в живот, и он упал в слезах возле песочницы. Во всём дворе стало тихо, все тётки смотрели в окна и с лавочек, дети замерли с лопатками и ведёрками, раздавался лишь затихающий противный скрип ржавеющих качель и плач того парня. Я проходил мимо, он лежал, держался за живот и рыдал. Светлой головой он уткнулся в такого же цвета пыльный песок, его голубоватая рубаха постепенно алела, ноги были раскинуты на асфальте. Мне было его ужасно жалко. Неимоверно. Я думал о рубашке, что одета на нём, как он одевал её чистую и выглаженную с утра, а теперь она изрезана и в крови.
Не помню, как его унесли или увезли. Не помню, что там было с мужиком, который его пырнул. Я его встречал уже спустя много лет, обычно пьяным, он сидел где-то на первом этаже, не в силах будучи даже вызвать лифт.
Я не понимал и не понимаю, почему люди причиняют другим боль.
  • Current Music
    Мне страшнее Рамбо из Тамбова
  • Tags
собачка

(no subject)

Я помню, в детском саду за одной девочкой пришла мама с младшей дочкой. Последняя — а была такая ранняя весна, ещё морозная — ходила без шапки, болтала головой с косичками и улыбалась. Воспитательницы умилённо журчали: «Смотрите, какая девочка закалённая!» На всю жизнь запомнился этот эпизод. Потому что я никогда не был закалённым. Моржи, бегуны в трусах снежным утром и прочие образчики борьбы с холодом меня восхищали только в момент непосредственного наблюдения. Самому сигать в проруби, румяным гонять голышом через сугробы и устраивать прочие зажигательные перформансы среди зимы мне никогда не хотелось.

Однако я спокойно и смиренно переношу холод безо всяких закалок. В моей комнате почти всегда открыта дверь на балкон, всегда холодно. Так мне легче соображать, жить, спать, дышать. Люблю сильный ветер и морозную свежесть. Шапку одеваю уже после −15°С. Единственное, что мёрзнет при любой погоде, даже в +30°С, — пальцы, самые кончики.

А как вы переносите холод?
собачка

Вы считаете себя взрослым?

«Взрослые — это дети с деньгами».
Вуди Аллен, Спящий (1973).


Если да, то почему и когда начали. Точнее, что именно послужило главным определяющим критерием: возраст, самостоятельная жизнь, образование, работа, пересаженные волосы, деньги, жизненный опыт, дети, пенсионное удостоверение, несчастья, независимые собственные суждения и взгляды или что?
  • Current Music
    Tomaso Albinoni
  • Tags
    ,
собачка

(no subject)

Я помню, как в детском саду мне больше всего нравилась поучительная история про мальчика, которого менее чуткие ровесники оставили во время игры «на сторожевом посту» и забыли, разбежавшись по домам. Мальчик стоял до ночи, пока его не отправил «с поста» проходящий мимо добрый военный. Какая-то такая история.
Хрен знает, какие выводы делали остальные члены моей детсадошной группы, я воспринимал это как должное и всякий раз переживал. Я не считал, что мальчик лопух, мог свалить сам, не строя из себя образца преданности и отвественности. Возможно, я туповат был, возможно, остаюсь, но я сам всегда был таким. По жизни это вызывало раздражение у некоторых, реже — уважение, совсем единичны случаи полного умиления. Я всегда стоял, сидел, ждал там, где мне сказали, там, где договорился, там, где должен, там, где сам обещал. Взялся — не говори, если выражаться кратко.
Первый приходящий на ум вывод. Детский сад, школа и прочая социализирующая херня — фальшивка. Потому что сколько не читай поучительных историй, люди не меняются. А читать и писать дома научиться можно. Но это не то, что я хотел сказать.
  • Current Music
    Vanessa Paradis — Amour Jamais
  • Tags
Dan McGoo

Дети хоронят коня

Сегодня посетил одно мероприятие, многими почитаемое как торжественное. Дали красный диплом, медальку (типа золотую) и отвратительно свёрстанный буклетик. На удивление набилось огромное количество человек. Я думал, отличившихся будет меньше. Вместе с гостями и фотографирующими членами семейств набралось, наверное, около полутора тысяч человек. Хорошо, что без лишних слов. Только Садовничий речь произносил, потом сразу к делу приступили. Я гневно-рассудительно напишу о его словах, наверное, позже. Сейчас настроение приятное: дождик, мармелад, Depeche Mode. Так что отложу.

Я поснимал немного, но уже после вручения. Фотографий получилось мало, и все оказались, на мой взгляд, посредственные, к сожалению. Некоторые выложу здесь, кому надо — напишите мне, вышлю размером побольше, как пожелаете. Я, естественно, на них отсутствую, но помню, меня щёлкали, так что, если пожелаете, можете заодно прислать и изображения меня.

После вручения все сначала рассеялись, потом вывалили к северному входу, где играл оркестр. Лёха, который вроде ушёл, неожиданно вернулся и принялся активно фотографироваться.





Я познакомился со многими однокурсниками и однокурсницами. Все восторженны и довольны. Фотографировал девчонок.



Нашлось применение и для золотой медальки.





Вдруг подлетел Искандер.



Он вообще несколько раз в течение дня уходил и возвращался. Попозировал и здесь.



А вообще все люди из толпы непременно мечтают сфотографироваться с этим человеком.