Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

собачка

(no subject)

Воздух в Москве настолько очистился, что в квартиру налетели комары и мухи, чего давненько не бывало.

Утром жарили камбалу, вышло неудачно. Больше не будем.

Вчера с утра не мог разогнуть ногу, болела то ли кость, то ли мышца в пояснице. Сегодня было намного лучше, и боль почти прошла. Растянул или отлежал — так и не понял. У меня была похожая история с ногой прошлой осенью: тогда я хромал и не мог наступать несколько дней, а потом все разом прошло.

Днем опять сверлили сверху, а с балкона курящего соседа тянуло вонючим дымом.
собачка

(no subject)

Проснулся рано. С утра ждали и предвкушали, как нам привезут стерлядь для супа. Мечтали, как мы из головы бульон наварим для разных блюд, а из туловища и хвоста жирную уху сварим. Привезли все продукты, кроме рыбы, — не оказалось в наличии. Купил килограмм барбарисок и еще карамелек «Взлет». Рассыпал их по вазочкам, получилось с горкой. Говорю, теперь бы нам еще пряников сюда да самовар поставить на стол, вот как пышно выглядит.
собачка

В карантине

С самого начала распространения вируса я ничуть не сомневался в его успехах, видя, сколько людей не моют руки после туалета.

В эти дни я больше читаю и смотрю длинные серьезные кинофильмы. В прошлую среду впервые за пять с лишним лет готовил рагу — вот сколько времени теперь свободного. Варим компоты из разных ягод и сухофруктов, готовим наваристые рыбные супы, а на этой недели начали лепить пельмени. Запасов в доме должно хватить на полмесяца осады, но я все равно заказал еще продуктов. В Утконосе заказ приняли не сразу, а на следующий день. Писали, что у них доставка на две недели вперед расписана. И вот многие сетуют, что разбирают гречку. Совершенно не понимаю этого. В моем представлении гречка и каши вообще остались символом тоскливого детсадошного, школьного, читай — принудительного питания, и никогда по своей воле не согласился б я их есть, какую бы пользу они не несли.

В прошлый четверг утром показалось, что у меня поднялась температура. Оказалось, она даже пониженная — 36,2 º. Правда, днем я разогрелся до 37 º. Но к вечеру температура снова опустилась. Потом все дни градусник исправно показывал 36,6 º.
собачка

Тюмень




В Тюмени я пробыл три дня и совершенно не понял, что это за город. Мне он показался пустым и оставленным. Живое воспоминание осталось лишь от вокзала, как впрочем, и фотографии в эту поездку только оттуда. Еще я запомнил ресторан «Чум», который находится где-то в глубине спальных районов. Внутри действительно стоит чум, а под потолком затаилось чучело рыси. Там подают строганину на льду и наваристый рыбный суп. Помню, ушел я оттуда страшно сыт — боялся, лопну.


собачка

Архангельск

В поездках по России мне больше нравится сама дорога. То возбуждение и восторг, какое я испытываю приходя на вокзал к отправлению поезда, сильнее и ярче, чем все впечатления от последующего путешествия. Если я только подумаю, сколько поездов отходят каждый день в разнообразных направлениях, у меня кружится голова.

Местным жителям трудно дается сама мысль, что в их края можно поехать просто так, в отпуск. «Ни к родным ли? К друзьям? По работе? А зачем?» — это вопросы, которые задавали этим летом все мои попутчики и новые знакомые. А когда объясняешь в ответ, что это же наша родная страна, красивая и огромная, что ездить по ней сплошная радость душе и глазу, то собеседники смелеют, раскрываются и будто начинают по-новому видеть затершуюся красоту родной местности. Тут же вспоминают, что нужно посмотреть и куда съездить, дают советы, помогают и, кажется, очень счастливы быть частью твоего впечатления.









Архангельск мне всегда представлялся городом бескрайнего северного благородства.

Совсем недавно тут открылся новенький Новотель. Он даже еще не полностью готов. Например, бассейн обещают доделать к следующему году. Однако постояльцев уже заселяют.






Номера здесь просторнее и оригинальнее стандартных новотелевских комнат. Думаю, здесь даже семье не будет тесно. Кажется, что ты заселился в каюту круизного лайнер. Из окна открывается вид на бесконечную Северную Двину и проходящие по ней суда. За закатами только отсюда и наблюдать.









По Двине ходят теплоходы. Они соединяют город с островными кварталами и отдаленными деревнями.






24-летний капитан Василий ведет теплоход «Сапфир» по рукавам Северной Двины. На панели прикреплены два магнитика в пакетиках: один — из Москвы, второй — из Актобе.










На второй день разразилась буря. На реке поднялись сильные волны с барашками, в окна лупил дождь. Лобби отеля залило, а с крыши порывом ветра даже унесло букву.






В Архангельске я один раз съел шаурму на автовокзале и пару раз отобедал в ресторане «Поморский». Ресторан хороший, с интерьерами русских изб и дворов, но его было чертовски сложно найти. Он расположен на третьем этаже торгово-коммерческого здания.

Гуляя по городу, так или иначе тянешься к набережной и манящей реке, лишь изредка уходя во дворы. В конце набережной находится ликеро-водочный завод. Неподалеку от него гордо возвышается заброшенный пивзавод. При хорошей реставрации он мог бы стать архитектурной гордостью Архангельска. Завод построен 150 лет назад, но от его кирпичной кладки глаз не оторвать. Кажется, она еще столько же простоит без помех. Сбоку видно, что обрушены лишь деревянные перекрытия, а сами стены весьма крепко стоят. Местные мальчишки рассказывают, что внутри много что сохранилось. А сторож показывал сарай, в котором кто-то сгорел, и пугал привидениями, блуждающими по фабрике.









собачка

Киндердайк




Киндердайк — милейшая открыточная деревенька с мельницами. Из Роттердама до нее ходит ватербасик. Он отходит от моста Эразма Роттердамского и идет вверх по Маасу вдоль жилых районов, доков, складов и парков. В Киндердайке сразу за пристанью начинается окруженная двумя каналами зеленая полоса с дорожками для велосипедистов и пешеходов. Кроме мельниц там ничего нет, поэтому туда ехать стоит не за впечатлениями, а чтобы отдохнуть на природе. Например, после инвентаризации склада свежий зеленый Киндердайк, несомненно, очень удачное место. Место подошло бы для пикника, но мы ничего не брали с собой, а на месте оказались лишь пара кафе с хот-догами и рыбными палочками. Кстати, все время в Голландии мне нетерпимо хотелось съесть хот-дог. Мне удалось это лишь в последний день — в Амстердаме. Но зато сразу два. В Киндердайке же я попробовал крошечные блинцы с маслом и сахарной пудрой. По вкусу они походят на пончики.











собачка

Мороженое с гранатом

Самым ярким событием сегодняшнего дня оказалось мороженое с гранатом, которое я съел за ужином. Чтобы украсить обычный пломбир, мне пришлось 27 минут кропотливо выковыривать зернышки граната в миску. Выглядел этот десерт сочно, но есть его оказалось не так весело. Гранат нужно смаковать по одному зернышку. В мороженом его вкус меркнет, и приходится пережевывать жесткие косточки, застревающие в зубах.
собачка

Пробка и инвольтини

На днях приболел. Вчера мне было особенно хреново. Добил меня выход на улицу. Я два часа ехал на автобусе от метро до дома. Стоял в жуткой пробке, потому что какой-то мудила напланировал развязку на площади Индире Ганди таким образом, что поворачивать налево надо из крайнего правого дублера. Получается удавка, а не поворот. Ну и все же еще спешат, каждому надо проскочить побыстрее. Едут, будто назло другим: прут в любой свободный клочок — это же маленькая победа.

Минут сорок стояли при абсолютном штиле посреди Ломоносовского: и вперед не двинуться, и выйти некуда. Вдобавок гарью воняет и бензином. У окна еще фура покрытая десятью сантиметрами пыли, дребезжит. Фуры же не могут быть чистыми в России, — это не традиционно.

Еще солнце прямо в голову светит. Жарит, тошнит. Табло в автобусе, конечно, поломано, и на нем постоянно горит надпись «Роддом 4». А позади меня какая-то больная старуха глухо чихает все это время. И наверняка все ее микробы летят на мой беззащитный организм. Я вот думаю, может, она меня и добила вчера. Я ведь чувствовал себя уже настолько ослабленным, что моему иммунитету много не надо было, чтобы окончательно сдаться.

В пять часов я отъехал от метро, в семь — приехал к дому. Я уже был разбит, но у меня были планы. Вечером я думал приготовить мясные рулетики involtini со скаморцой и шпиком.

Я подозревал, что сыр скаморцу будет не так просто найти, но я не ожидал, что трудности возникнут с мясом. Нужны были тонкие кусочки филе. В «Ашане», мне сказали, мясо ни в коем случае нельзя брать. В «Перекрестках» — ни в синем, ни в зеленом — нужного мяса не было. В «Азбуке» были стейки, но не филе. Любезный мясник предложил попробовать разрезать их продольно. Получилось толстовато все равно, но это было ближе всего к требуемому.

Скаморцы, конечно, не оказалось, но вообще в этом блюде можно использовать любой сыр. Просто копченый сыр придал бы дополнительный аромат. Вместо шпика использовали пармскую сырую ветчину.


Рецепт. Сначала готовим сальсу. Мелко рубим луковицу и слегка обжариваем на небольшом огне с оливковым маслом. Потом добавляем томатное пюре. Мы использовали две бутылки по 700 гр. Оставляем на небольшом огне минут на 15. Помешиваем. Попутно начинаем делать рулетики. Берется филе, на него по центру кладется сыр, потом ветчина. Сворачиваем рулетик и, чтобы он не разошелся, закрепляем зубочистками центральную часть. Также закрепляем зубочистками по бокам, чтобы сыр не вытекал. Рулетики опускаем в сальсу и оставляем их на несильном огне на полчаса.








У меня уже не было сил, я рухнул спать. Поднялась температура, знобило. Я выпил лекарства и уснул. Попробовал блюдо лишь сегодня днем. Получилось немного жестковато, поскольку мясо все-таки было толстовато, но вкусно.


Playboy

Лазанья

В субботу готовил лазанью. Сначала я хотел сделать ее на Новый год, но хорошо, что не вытерпел, иначе 31 декабря вышел бы ужасным днем. Эта моя вторая лазанья в жизни, но к первой я покупал рагу, а теперь же решил сделать все сам. Я провел пять с половиной часов на кухне, после чего изможденный рухнул спать безо всякого желания есть.


Как я готовил. На рагу ушло часа три, если не больше. Готовят его так. Сначала на оливковом масле обжариваются порезанные сельдерей, морковь и лук (всего по одной крупной штуке). У меня не оказалось розмарина, но пару веточек туда бросить тоже надо было бы. Потом в сковороду вываливается мясо, чуть больше полкило. Все это жарится на среднем огне минут 15–20. Здесь стоит мясо посолить и поперчить. После рагу заливается тремя бокалами красного вина и продолжает обжариваться, пока вино не выпарится. Это еще минут 20. Рагу приобретает благородный пурпурный оттенок. Тогда в него добавляется концентрат томатный пасты, около 100 гр. Это такая сухая томатная паста, как крем. Ее надо тщательно перемешать с мясом, а потом все это залить примерно двумя литрами томатного пюре. Перемешать и оставить на слабом огне на полтора часа, после чего слить в посуду.


Рагу

Рагу



Попутно с рагу я готовил прочие ингредиенты: варил бешамель, тер пармезан и немножко проварил листы для лазаньи.





Дальше следует долгое усердное раскладывание слоев: рагу, бешамель, пармезан, моцарелла — лист! Наконец ставим лазанью в разогретую духовку и оставляем ее на 20 минут с температурой 180ºC.






Листов хватило всего на четыре слоя, но лазанья получилась огромная и мощная. Едим второй день, а она не уменьшается.