Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Paolo

«Мелочи жизни»




«Мелочи жизни» — занимательная книжечка, написанная в жанре фельетона-памфлета. Вчера с удовольствием читали ее в семейном кругу за завтраком. Книжка нацелена на повышение культуры рабочей молодежи в личном быту, за столом, на отдыхе и украшена живописными наблюдениями за нравами и привычками пролетариев.

Поделюсь особо яркими цитатами.




















Dan McGoo

(no subject)

Я еще когда читал воспоминания Евгения Шварца, убедился, что в специальной детской литературе собираются ожесточенные и язвительные люди и чем слаще будут сказочки, тем извращеннее вдруг окажется их сочинитель. Что ж, должна была проявиться страшная тайна и за беспощадной невинностью Чебурашки.




Самое досадное в настоящей эпидемии, что всецело занимает наши высокие государственные умы, — вовсе не то, что люди гибнут, компании разваливаются, безработица растет, в больницах нет мыла и туалетной бумаги, а что вот никак парад не удается провести. До того обидно, что мочи нет, ведь май безвозвратно уходит и другого такого уже не будет (разве что через год). Ведь если нет парада — значит, нет победы, а без победы — это поражение, а это обидно и горько и совсем не в нашем духе, это ведь как без штанов оказаться посреди бульвара — насмешка. Репетировали же, готовились, распилили в конце концов давно уже все. Но на то они и высокие умы, чтоб не отчаиваться из-за временных неурядиц, а терпеливо выжидать: чуть затихнут летать вирусы над головой, первым же делом вылезти из норы и провести парад.
собачка

На заре красного террора

На заре красного террора


«На заре красного террора» — это мемуары молодого меньшевика, отсидевшего в 1919–1922 гг. два срока за свои политические убеждения. Начинаются его тюремные похождения весьма задорно и авантюрно, словно игра. Рассказ создает впечатление легких юношеских приключений. Еще не сложилась пугающая неизбежностью и ломающая хребет система, описанная Солженицыным. Чекисты пока работают спустя рукава. Могут ездить на расстрел пьяные, и от них еще убегают приговорённые к смерти. Общественность поддерживает заключенных передачками и деньгами, организуется, чтобы следить за внезапными пересылками. И сами заключенные не сдаются, бурлят, делегируют переговорщиков и старост, ведут споры и дебаты с чекистами и начальниками тюрем, протестуют из-за неудобств и запретов, устраивают голодовки и добиваются облегчений и даже свободы.

В книге практически нет политических размышлений. Они здесь, впрочем, и не требуются. Это не исследование и не памфлет. Громкий заголовок служит, скорее, отражением времени и места издания книги. Аронсон наверняка был оптимистичным и неунывающим человеком. Потому книга его, несмотря на описанный в ней ужас, бодрит и воодушевляет.







собачка

(no subject)

Пушкин любил собак, обожал с ними возиться. Собаки сопровождали Пушкина по жизни с раннего детства. Александр Сергеевич пешком приходил в Тригорское с тяжелой железной тростью в руках и двумя крупными дворовыми псами — волкодавами. Поэт любил собак, заботился о них, проводил с ними время, рисовал их в черновиках. Собаки появляются в произведениях Пушкина в 4 раза чаще, чем волки. Медведи, медведицы и медвежата упоминаются 73 раза, что реже, чем собаки и кони, но чаще, чем другие звери.


Егорова Е. Н. Медведи в творчестве Пушкина.
Егорова Е. Н. Собаки в жизни и творчестве А. С. Пушкина.
Dan McGoo

(no subject)

В 1840 году один английский моряк, лечившийся от гонореи в больнице Калькутты, от тоски и безделья начал избивать персонал клиники. ~ Meduza


Прекрасная завязка. Жду выхода книги.
собачка

Дневник Шварца

В последнем полете дочитал дневник драматурга и писателя Евгения Шварца. Шварц мучается содержанием дневника. У него не выходит вести увлекательные поденные записи. Он меняет формы, переплетает их. Вот он придумывает себе задание писать о своем детстве. Так дневник превращается в красивые подробные мемуары. Он вспоминает былые дни и тут же делится сомнениями о текущей работе над сценариями. Или же пускается в описание людей из своей телефонной книжки. Рисует их портреты, разворачивает историю жизни, судьбу.

Быта, человеческой жизни как таковой в его записях нет. Почти нет упоминаний о революции и репрессиях. Хотя, между прочим, Шварц воевал в рядах Добровольческой армии. Вообще о положении в стране Шварц не распространяется, и его наиболее приземленные воспоминания — это описание блокады и эвакуации. Вся его современность заключается в писательских буднях: собраниях, постановках, творческих вечерах, репетициях.

Занятно было узнать о вражде детских писателей: Маршака, Чуковского и Житкова. Шварц работал секретарем Корнея Чуковского и наблюдал, в какой нервной и порой злобной атмосфере создавалась отечественная детская литература.

Ниже несколько цитат из дневника.


Здесь же я под столом разговаривал с кошкой, и вдруг она протянула свою лапу и оцарапала меня. Это меня оскорбило. Ни с того ни с сего, без всякого повода и вызова протянула спокойно лапу — вот что обидно, — да и оцарапала. Будто дело сделала.




Росинант перечисляет, сколько раз в жизни он смертельно уставал. Осел говорит, что ему легче потому, что он не умеет считать. Он устал, как ему кажется, всего раз — и этот раз все продолжается.




Там же ловил он тараканов в своей комнате и красил их в разные цвета.




Едва началась война, как пристав его арестовал: «Почему?» А пристав отвечает: «Мне приказано, в связи с войной, забирать всех подозрительных лиц. А мне сообщили, что вы футурист».




Мечта его — дойти до такой степени богатства, чтобы жарить свиное сало на сливочном масле.




Отец на станциях, где кормили ленинградцев, ходил за диетическим супом для больного сынишки и половину съедал на обратном пути и, чтобы скрыть, доливал котелок сырой водой. И попался. И его яростно бранили. И еще больше возненавидели. И когда он умер, радовались все эвакуированные, и жена покойного в том числе.
Dan McGoo

30 дворников

В Москве 30 дворников пришли к управе, потому что им не платят. Обсуждение насущной проблемы прошло в соответствии с характерной отечественной диалектикой.


Глава управы поговорил с дворниками, после чего их начали задерживать и рассаживать по двум полицейским автобусам. ~ Meduza.




Новость напомнила мне сатирические рассказы Ярослава Гашека о завидном рвении полиции в расследовании преступлений и аресте политических мятежников. Там до выяснения обстоятельств дела всех хоть немного подозрительных лиц всегда сажали в тюрьму. Почитайте, насладитесь близостью времен.
собачка

(no subject)

У сумчатых мышей самцы кидаются на самок без предупреждения, и в итоге ни один из них не переживает сезона размножения. Все погибают от стресса. Если особи могут договориться, кто имеет больше прав на самку, отпадает нужда травмировать друг друга.


Самое главное, что я вынес из «Происхождения языка» Светланы Бурлак. Хорошая книга.
собачка

«Дневник» Нагибина

Дочитал в полетах «Дневник» Нагибина. При том, что мастерство писателя у него не отнять, и слог бесконечно вдохновляет, и наблюдения остры и резки, и жизнь вырисовывается правдивая, его личность, последовательно открываясь, вызывала у меня некоторое гадливое отторжение. После историй о том, как писатель хотел раздавить зайца или разбивал уткам головы об лодку, я видел в нем затаенного психопата. Вдобавок он, как и все его ровесники, пораженный советской стерилизованной моралью, сдавлен ей до противоречивого злобного глумления над телесными радостями, которых вроде и хочется, но нельзя, ибо гнусно. В чем он с горечью признается, но поделать ничего с собой не может.

Но как литература — это изумительно.