Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

овец

8 маркса

На протяжении многих лет 8 марта превращался во вполне мещанский праздник: подарочки, конфетки, цветы, все розовое и воздушное, со слащавыми неискренними поздравлениями и полукарнавальными знаками внимания к женщинам. Порой от него даже веяло семейным уютом, что усыпило общественную бдительность. В этом году из подарочной коробки к 8 марта выскочил какой-то лютый большевик. Праздник отмечается сердитее, революционнее: на гугле взмывают вверх руки борющихся женщин, новостные сайты и блогеры пишут про гендерные неравенства, патриархат, угнетенное положение, недоплаты и прочие идеологические клише, ходящие среди заблуждающихся обывателей, невежд, левых активистов и просто бездельников. От этого становится так печально и обидно. И набегает уныние: что толку бороться с неправдой, если люди после найдут себе спокойное прибежище в ином заблуждении. Нужно много веры, морали и ума, чтобы двигаться вперед, преодолевая опасные соблазны, прикрывающиеся благими намерениями.
собачка

Зимнее

Отличная в этом году зима была. Снега выпало и за прошлый и за этот год. Я много гулял и впервые за 16 лет немного покатался на лыжах. Жаль, что все растаяло и началась серая слякоть.






Если не читать новостей о коронавирусе, то его будто и нет. Во всяком случае жизнь в городе ничем отличается от обычных новогодних каникул. В центре все праздники было полно народу, кафе и ресторанные дворики забиты полностью, в Зарядье даже наблюдал на улице длинную очередь в тамошний фудкорт. В парках, на горках полно детворы. В общем, если не считать масок, которые, впрочем, стали бесполезным аксессуаром, ничего не говорит о ковиде.






Вот еще забавный праздничный анекдот. Неожиданно приятно было услышать в автобусе поздравления с Новым годом от Сюткина. Его речь была грамотна, и он правильно строил предложения, что сладостно слушать московским пассажирам, привыкшим к косноязычным объявлениям роботетки. Вот, подумал я, Мосгортранс подтянул любимых артистов: сейчас еще, наверное, Маликов, Пресняков и Николаев поздравят. Но нет, Валера Сюткин оказался единственным и, в конце концов, конечно, же поднадоел. Тем не менее напомнить о себе всему городу — ход мог быть неплохой, кабы Сюткин не выстрелил себе в ногу, выступив на новогоднем балу у Лукашенко.






Еще из московских бытовых новостей. На площади Киевского вокзала снова начали ремонт: поставили сетчатый заборчик и привезли плитку. Не прошло и двух лет, кажется, с тех пор как там закончили работы. У нас на Мичуринском проспекте тоже недавно закончили благоустройство у метро, и там тоже плитка торчит так, будто под ней червь гигантский прополз.






В прошлую субботу ходил на протестную прогулку. На медузе и в твиттере штаба Навального не все показывали, а только Пушкинскую площадь. В то время как вся Тверская была забита по обеим сторонам от Манежной и почти до Маяковской. Я приехал в центр на автобусе с Ленинского проспекта. Еще у библиотеки увидел, как косолапые полицейские несут друг за другом ограждения. Когда автобус свернул с Моховой на Тверскую, я увидел уже большую толпу на углу Думы, затем полностью забитый Камергерский и множество людей вдоль дороги. Я провел долгое время на углу Тверской и бульвара, там совсем не было связи; тогда я прошелся вниз до Большого, там все было перекрыто и пришлось возвращаться обратно. Событие было воодушевляющее и объединяющее, людей вышло очень много, и все проезжающие машины поддерживали москвичей гудками и песнями. Несколько машин проезжало с открытыми окнами, включив «Перемен» Кино.






Удивительно, как еще две недели назад мы жили в полном застое, и за столь короткий срок, после того как Навальный объявил о возвращении, вернулся и показал фильм, власть умудрилась зарыть себя так глубоко в трясину.


собачка

(no subject)

Я зарекся размышлять и писать об американской политике, ведь, с одной стороны, какое мне дело до Америки; где я и где она. Я никогда Америку не видел, кроме как с самолета, и, может, никогда не посещу ее. Пусть делают что хотят, хоть лоб расшибут, если таков их тернистый путь познания. Я стерпел и не стал писать, когда Nasdaq потребовал от компаний ввести в советы директоров женщин и людей с необычными сексуальными взглядами. Но сегодня я увидел в новостях, что Байден и Харрис названы персонами года за их видение исцеления Америки, и пресек обет молчания.

В принципе, Таймс всегда чествует избранных президентов, и эту парочку серых чиновников восхваляют не за достижения, коих у них нет, а за победу на выборах. Но вот часть с «видением», конечно, потешная. Их видение — это требующая больших денег борьба на невидимом фронте: например, с изменением климата или с половым и расовым неравенством, которое им всюду мерещится. Наверное, журналисты очень устали четыре года ругать Трампа, и теперь Байден с Харрис просто отдушина для них. Повторяется история с Нобелевской премией миры Обамы, который тоже получил ее за то, что выиграл выборы. Не шибко прям мирная премия, надо сказать, ее и террористам давали. Но само настроение левеющей интеллигенции весьма показательно. Президент-демократ воспринимается как спаситель, а республиканец — как наказание. Противоположная точка зрения, скорее всего, будет высмеяна и маргинализирована.

За 12 лет с победы Обамы крайне левые движения еще больше окрепли и глубоко пустили корни в американских университетах, превратив некоторые гуманитарные программы в курсы подготовки неомарксистских активистов и бунтарей. Неспециалистам кажется, будто марксизм это что-то древнее из истории рабочего движения XIX — начала XX в. и уж никак из американских реалий первой четверти XXI в. Злая ирония в том, что неомарксизм в США на подъеме и его доминирование среди гуманитариев (в том числе среди журналистов) сильно походит на интеллигентские настроения в России перед революцией 1917 г. В России полуторавековой давности было модно и благородно поддерживать социалистические движения. Дворяне либеральных взглядов, актеры, писатели, меценаты делали им регулярные пожертвования, а дух времени давал социализму моральное превосходство и прощал ему все изъяны и перегибы. Наивная идеалистичность, ненаучность, а тем более уж опасность радикальных политических идеологий тогда еще не были всецело очевидны.

В Америке еще не слишком удобно говорить о коммунизме и социализме за пределами кампусов. Например, движение Black Lives Matter, приобретшее широкую популярность после гнусного полицейского инцидента, убрало со своего сайта описание своих марксистских принципов. Тем не менее поляризация американского общества зашла далеко. Обсуждение насущных вопросов превращается в склоку, перепалку, скандал, переход на личности и упреки в глупости, жадности, отсутствии патриотизма, безразличия к планете. Суровые моральные требования не позволяют отмечать ничего хорошего у оппонентов и разрешают закрывать глаза на недостатки в своих рядах.

Вероятно, противостояние классического либерализма и постмодернистского неомарксизма станет идеологическим фоном политической жизни на многие годы. В России эта тенденция пока не особо заметна, поскольку мы до сих пор еще не переварили собственную порцию тоталитаризма со всеми сопутствующими побочными эффектами, чтобы с жадностью бежать за новыми экспериментами.
собачка

(no subject)

Воздух в Москве настолько очистился, что в квартиру налетели комары и мухи, чего давненько не бывало.

Утром жарили камбалу, вышло неудачно. Больше не будем.

Вчера с утра не мог разогнуть ногу, болела то ли кость, то ли мышца в пояснице. Сегодня было намного лучше, и боль почти прошла. Растянул или отлежал — так и не понял. У меня была похожая история с ногой прошлой осенью: тогда я хромал и не мог наступать несколько дней, а потом все разом прошло.

Днем опять сверлили сверху, а с балкона курящего соседа тянуло вонючим дымом.
Dan McGoo

(no subject)

С каждым днем я ненавижу соседа все больше и больше. Ненависть копится во мне черными угольными слоями. Я презираю его как сущность, проклинаю его дрели, пилы, молотки, все чем он орудует, весь его скотский быт и мир.
Dan McGoo

(no subject)

Я еще когда читал воспоминания Евгения Шварца, убедился, что в специальной детской литературе собираются ожесточенные и язвительные люди и чем слаще будут сказочки, тем извращеннее вдруг окажется их сочинитель. Что ж, должна была проявиться страшная тайна и за беспощадной невинностью Чебурашки.




Самое досадное в настоящей эпидемии, что всецело занимает наши высокие государственные умы, — вовсе не то, что люди гибнут, компании разваливаются, безработица растет, в больницах нет мыла и туалетной бумаги, а что вот никак парад не удается провести. До того обидно, что мочи нет, ведь май безвозвратно уходит и другого такого уже не будет (разве что через год). Ведь если нет парада — значит, нет победы, а без победы — это поражение, а это обидно и горько и совсем не в нашем духе, это ведь как без штанов оказаться посреди бульвара — насмешка. Репетировали же, готовились, распилили в конце концов давно уже все. Но на то они и высокие умы, чтоб не отчаиваться из-за временных неурядиц, а терпеливо выжидать: чуть затихнут летать вирусы над головой, первым же делом вылезти из норы и провести парад.
Dan McGoo

(no subject)

Один сосед все время сверлит. Другой курит на балконе так, что весь дым ко мне сосет. Третий подкармливает голубей, и эти глупые птицы слетаются курлыкать к нему над моим балконом. Они настолько глупы, что не могут усидеть на подоконниках, и мерзко царапают своими лапками и хлопают крыльями, чтоб удержаться. Четвертый сосед кипятит молоко. А еще маленькие дети в глубине дворов по полчаса ревут, как торцовочные пилы.
собачка

(no subject)

В первой половине мая летал я в Венгрию. В Будапешт я прилетаю все время вечером, пока до города доезжаю уже темнеет. И всегда иду покупать сок или йогурт и творожные сырки на утро. В этот раз досталась мне квартирка недалеко от Оперы. Как обычно, синтетическое посуточное жилье. Разместился, бросил вещи и поспешил в супермаркет, пока он не закрылся. На улице тем временем прошел дождь, и вода еще капает с крыш, но туристы уже снова вышли погулять, а венграм все равно — и вот даже какая-то странная семейка из толстеньких, словно первобытные статуэтки богинь плодородия, венгров в шортах и шлепанцах смело шлепает по лужам передо мной. Кругом хорошо, тепло. Но тут я чувствую, что в воздухе пахнет каким-то ссаньем или псиной. Что это за дождик такой, думаю, или тут где-то помойка во дворах? Забежал я поскорее в магазин, там не воняло. Собрал себе завтрак, подхожу к кассе, и тут меня снова сражает тот ссаный аромат. Смотрю, а передо мной в очереди расплачивается за пиво та самая жирная семейка.


7-pack


Пожалуй, самая приятная находка в эту поездку — 7-pack Spearmint. Ещё мне хотели показать фотографии с пьяными тетками, ссущими у нашего шоу-рума, но, к счастью, забыли. Ну еще небо на подлете к Будапешту было прекрасно.


собачка

Кинорацион

По закону (1926)По закону (1926)


По закону (1926)
Сильнейшее кино; экранизация рассказа Джека Лондона о небольшой группе золотодобытчиков с Юкона. Озлобленный на прочих ирландец Деннин убивает двух товарищей. Оставшиеся в живых скручивают убийцу. Теперь им надо доставить его в суд, чтобы с ним поступили «по закону». Однако сильная буря и разлив реки запирают старателей в избушке посреди Юкона. Получился свежий, резкий, как мороз, психологический триллер. На фильм наложено современное электронное музыкальное сопровождение, что удачно подчеркивает леденящий дух картины.

Charlie Chan at Monte Carlo (1937)
Не очень интересный детектив. Больше внимания уделили комичным сценам, нежели сюжету. Все интересное происходит в последние десять минут.

The Cat and the Canary (1939)
Забавный фильм ужасов. Персонажи собираются в доме, затерянном среди болот Луизианы, чтобы выслушать завещание почившего хозяина. В огромном пустом доме живут лишь мрачная экономка и черный кот. Экономка предвещает, что не все доживут до утра. Вдобавок к ужасу гостей из психушки неподалеку сбегает маньяк по кличке Кот.

The Strange Affair of Uncle Harry (1945)
Джордж Сандерс — глыба. Он помогает снести эту семейную провинциальную драму. Его персонаж — дядя Гарри — дизайнер на текстильной фабрике в маленьком городе. Он живет в большом доме вместе со своими сестрами. Однажды он знакомится с улыбчивой милой девушкой из Нью-Йорка. Одна из сестер ревнует и никак не может смириться с тем, что Гарри увлечен горожанкой. Хеппи-энды попортили много американских картин. Здесь же это бездумное суеверие изувечило и без того неяркую картину до пустышки.

The Big Night (1951)
Боксерский судья заходит в бар и избивает бармена тростью. Бармен не сопротивляется и покорно встает под удары. Сын бармена, на чьих глазах все случилось, решает отомстить. Он берет из кассы револьвер и отправляется на поиски судьи. Так проходит его ночь. Весьма непонятный фильм, потому что все трудности героям сносятся молча и только подросток, весь фильм находящийся на грани нервного срыва, без конца что-то лопочет. Чтобы зритель узнал персонажей, ему придется досмотреть фильм до конца. По жанру это немножко нуар, немножко подростковая драма.

Deadline — U.S.A. (1952)
Хорошее живое кино о журналистском расследовании махинаций и преступлений крупного гангстера.

Безумный день (1956)
Истерическая погоня завхоза за подписью большого начальника приводит его в номенклатурный пансионат «Липки». В фильме, к сожалению, немного поют. Я не понимаю, как после такого фильма не свергали на хрен советскую власть в полчаса.

Обыкновенный человек (1956)
Тут одни истерички. Передушить всех хочется.

Чужой бумажник (1961)
Еще одна гротескная мелкочиновничья короткометражка. Отдыхающий находит кошелек, возвращает его, и весь санаторий троллит его за этот поступок.

Формула радуги (1966)
Утомленный собраниями и общественно важными совещаниями ученый создает подобие себя — робота Яшу, работающего по строго рациональному, математическому расчету. Яша питается бензином и жаждет руководящей должности. Достаточно скоро робот ссорится с ученым и убегает от него. Веселая и глуповатая комедия, многие сюжетные линии которой, к сожалению, не воплотились. Например, робот самостоятельно собирает пластификатор — устройство, позволяющее ему менять облик. Пластификатор быстро ломают, и робот бегает весь фильм в облике своего создателя.


Формула радуги (1966)



Quatermass and the Pit (1967)
Британская би-мувная мистика. Снято достаточно увлекательно и интересно, поэтому второсортность обнаруживается не сразу. Тем не менее фильм катится по наклонной от таинственной находки в подземке Лондона до привидений, гномов, инопланетной саранчи, телекинеза и самого дьявола — все пойдет в этот суп. Конец совершенно нелепый и бескрайне разочаровывает.

Крупный выигрыш (1980)
Гарник-джан с самого начала уже выглядит измученным. А тут он выиграивает в лотерею запорожец, — и начинается: все знакомые и соседи беспрерывно просят его куда-нибудь отвезти. В фильме нет ни одного нормального человека: все постоянно скандалят, горлопанят, галдят, жена изводит Гарник-джана, знакомые безжалостно используют его, отчего он вечно грустный и забитый, уставший от жизни. Это вроде как комедия, но от нее чесаться хочется.

This is Spinal Tap (1984)
По началу фильм кажется устаревшим и несмешным, но нравится в целом по завершении.

I Hired a Contract Killer (1990)
Печально, красиво, одиноко, молчаливо, со сдержанной насмешкой — как обычно у Каурисмяки.

Robotrix / 女机械人 (1991)
Веселое гонконгское би-муви про суперсовременных роботов. Сумасшедший ученый переносит свой мозг в киборга и принимается хулиганить. Порядочная японская изобретательница в свою очередь собирает женского робота — даже двух. Во второго она переносит мозг убитой полицейской. Робот, что удивительно, падок до проституток, а роботицу тянет поработать в борделе для приобретения жизненного опыта. Кино насыщенное и резвое: тут и живой боевичок с драками, и глуповатая комедия, и бледно-розовая эротика — развлекуха, в общем.


Robotrix (1991)



De laatste dagen van Emma Blank (2009)
Средний, невыдающийся фильм. Смотрится достаточно легко, будто прочитал небольшой абсурдистский рассказ. Создатель торжествует над мелочами: мертвый фазан, мебельный степлер, накладные усы, сожрать полпачки масла — и это ценится, как вкусная красная ягода на куске однообразного торта.
собачка

Старики




В Лиссабоне все таксисты, которые мне попадались, были пожилыми людьми — пенсионерами или военными ветеранами. Я нашел эту особенность весьма удачной. Ведь что еще делать старичкам? Это у нас в Шереметьеве первое, что встречаешь по прилете, — стокилограммовые лодыри-таксисты, на которых пахать можно. А работа-то ведь не сложная. Старики водят аккуратно и не спеша. Впрочем, так делается почти все в Португалии.